Зарифмо Асламшоева: «Если я когда-нибудь решу построить памятник в Таджикистане, это будет памятник молодой женщине»

В СМИ каждый день появляются вдохновляющие истории о таджикистанцах, покоряющих мир, крутых программистах, молодых ученых, талантливых дизайнерах. И это новое молодое поколение. Но за ними часто есть те, кто поддерживает эту молодежь, и это первое поколение тех, кто живет и работает за границей уже много лет.

Мы расскажем о маме Дилафруз - таджикской девушки, которая попала в команду президента США Джо Байдена. Это Зарифмо Асламшоева – первая ведущая на ТВ Бадахшан, которая уже больше 20 лет работает главным редактором международного отдела телеканала CNN в Атланте.

Она рассказала «Азия-Плюс» о переезде из Таджикистана в США во время гражданской войны, о первых испытаниях и пути к успеху.

 «США - это моя земля, и это теперь моя страна»

- Зарифамо, что заставило вас иммигрировать в Соединенные Штаты 20 лет назад, расскажите, как вы уезжали в США?  

- Я покинула Таджикистан во время гражданской войны.  Это была самая мрачная страница в истории Таджикистана. Мы не видели будущего или, как говорят американцы, «света в конце тоннеля». Мне было очень печально видеть Таджикистан, Таджикистан за который боролись и в котором упорно трудились наши предки, такие как Шотемур, разрушаемый теми, кто даже не знал значения понятия «Таджикское государство».

Мне до сих пор больно вспоминать день, когда мы покинули Душанбе. Проверявшие в аэропорту, которые должны были проверить наши документы, швырнули наши сумки так, что они открылись, вся наша одежда, книги оказались на полу. Нас могли бы убить, что случалось там каждый день. Мой маленький сын, которому тогда было три года, не понимал, что происходит и он был так счастлив, увидев свою любимую книгу на полу в аэропорту. Он побежал, схватил ее и стал мне показывать свои любимые фотографии. Я посмотрела на него и захотела быть им…такой же счастливой и такой же беззаботной.  

Проверявшие посмотрели на наше таджикское (Советское) гражданство. Я слышала, как человек в углу сердито бормотал: «Помири, помири…».

Шотемур всегда называл себя таджиком, даже тогда когда другие скрывали свою национальность, чтобы получить работу получше. Он был горд быть таджиком из Бадахшана и я тоже! 

Тем, кто говорит, что памирцы, бадахшанцы - не таджики я скажу: памирский таджик Шотемур был среди тех, кто построил Таджикистан!

- Было ли тяжело первые дни в Соединенных Штатах?

- Да, самым тяжелым было быть вдали от близких. Конечно же, нелегко начинать новую жизнь в совершенно другой стране с другой системой.  Но я не могу жаловаться. Я благодарна. Когда люди говорят – «ты на чужбине», я не согласна. Америка земля иммигрантов. Это моя земля, и это теперь моя страна. Я дома. Атланта - мой родной город. Атланта дала мне так много счастья, мои дети выросли здесь, и как вы знаете, моя работа в компании CNN  тоже здесь.

 Через Дилафруз мир узнает о Таджикистане»

- Расскажите нам о своей семье, о Дилафруз, чье назначение сегодня у всех на устах.

- Все мои братья и сестры остались в Таджикистане. Мы с мужем переехали в Соединенные Штаты с семилетней Дилафруз и трехлетним Самандаром.  

Мой муж Фуркат Карамалишо инженер, я - первая ведущая на ТВ Бадахшан. Я была очень счастлива, я любила мою жизнь, мою работу, всё, но началась война…

Вот уже более 25 лет мы живем в Америке, живем нашей Американской мечтой.  С тех пор Дилафруз выросла и стала красивой молодой женщиной с отличным характером и образованием.    Не так просто стать Старшим советником в администрации Байдена-Харрис. Я очень горжусь ею.  Ее честность, ее щедрость и доброе сердце сделали ее особенной. Она любит Америку и горда служить народу Америки.

При всех достижениях, которых она добилась, она остается скромной, очень уважительной и дружелюбной. Она свободно говорит на своем родном шугнанском языке, и старается быть в курсе всех событий в Таджикистане. Как и ее прапрадед Шириншо Шотемур, она представляет себя таким образом: «Я памирская таджичка».   

Моему сыну Самандару – самому красивому мужчине на свете - в этом году исполнилось 29 лет. Он программист с большим опытом работы, в том числе, на корпорацию «Боинг». У него трое прекрасных детей и красавица жена. 

- Как ваши дети восприняли миграцию? 

- Они были очень маленькими, многого не понимали. Мы с мужем старались сделать их счастливыми и хотели, чтобы у них было беззаботное детство. Мы старались, чтобы они были нормальными, с нормальным детством.

Перед отъездом с Памира, мы с мужем начали учить английский, делясь своими знаниями с нашими детьми. Мы рассказывали им о «далекой стране» с большими возможностями и добрыми людьми. Мы не хотели, чтобы наши дети грустили или испытали «культурный шок» по приезду в новую страну. Но когда мы приехали в Америку, мы начали рассказывать истории о Таджикистане.  Любовь к Таджикистану была заложена в их сердца с малых лет. Дилафруз всегда говорила, что поможет народу Таджикистана. Я думаю, что сегодня она помогает своему таджикскому народу, став первой таджичкой, работающей в администрации США - через Дилафруз мир узнает о Таджикистане.   

«Мне помогло образование, трудолюбие и уверенность в себе»

- Как ведущая региональной телестанции из далекого Бадахшана смогла устроиться на работу на популярный канал CNN?

- Я никогда не считала, что ТВ Бадахшан слабее любых других центральных телеканалов. Я делала все возможное, чтобы поднять качество наших программ на самый высокий уровень. Я была первой ведущей на телестанции ТВ Бадахшан, которая была основана в конце 80-х годов. И мой ответ на ваш вопрос прост – мне помогло образование, трудолюбие и уверенность в себе. Меня воспитывали не смотреть на других людей сверху вниз, и в тоже время говорили, что ты не ниже (не хуже) других – не думай, что не можешь достичь того, чего другие достигли.

Поэтому в Америке после года работы волонтером в FOCUS USA, «Красном Кресте», Всемирном Банке и других организациях я решила подать резюме в CNN International на стажировку.

Во время сбора средств для Таджикистана мне приходилось выступать перед большой аудиторией, главным образом перед крупными донорами из Америки. И хотя мне не платили за эту работу, она помогла мне улучшить мой английский. К концу 1996 года я начала стажировку в CNN. Это было похоже на дом. Конечно же, он был немного больше чем моя Бадахшанская телестанция, но атмосфера была той же: сбор новостей, необходимость много читать, звонить в другие страны, делать видео, и т.д.

Со мной были другие стажеры, которые уже писали статьи и некоторые из них начали готовить видеозаписи для эфира. Но все, о чем я мечтала, это бегло говорить по-английски и научиться работать на компьютере. 

В отличие от BBC, в CNN нет служб с другим языком. Ни русской, ни дари. Поэтому мне нужно было добиться отличного английского, чтобы получить работу на полную ставку. Это заняло почти два года, но, в конечном итоге, я устроилась на работу в CNN в качестве редактора зарубежных новостей. 

В прошлом году меня повысили до должности старшего продюсера CNN. Я отвечаю за международные прямые трансляции и репортеров с места событий. Если вы видите международных корреспондентов CNN где-либо в мире, это мои коллеги. Если вы видите их предающими новости в прямом эфире, это значит, что они работают со мной. Я очень горжусь всеми с ними. Каждый из них это легенда!  

«Здесь нет таких вещей как «через», «блат»»

- Расскажите, чем отличается жизнь в США от жизни в Таджикистане или в России?

- С тех пор, как я приехала в Америку, в мире произошло столько изменений. Мир становится все меньше и меньше. И коронавирус это лишний раз продемонстрировал.

Мы должны работать вместе, защитить мир и относиться друг к другу с достоинством и уважением, иначе мир рухнет на наших глазах. Посмотрите на глобальное потепление – оно затрагивает всех нас.  

Да, Америка отличается от России или Таджикистана.  Америка отличается от остального мира.  Она другая. Что мне больше всего нравится здесь - это свобода и человеческое достоинство.  Мне никто никогда не говорит: «ты не можешь делать это или то, потому что ты женщина или потому что ты таджичка». Я могу делать все, что хочу. 

Американцы - самые трудолюбивые люди, которых я когда-либо видела. Конкуренция на рынке труда очень высока. Вы не можете устроиться на работу или выжить в компании, если вы не работаете усердно. 

И никто вас не «устроит на работу». Здесь нет таких вещей как «через», «блат». Вы должны отправить ваше резюме, затем пройти интервью, показать себя. Показать, что вы знающий специалист.

В Америке пока есть дети, которые ложатся спать голодными. В Америке до сих пор есть нищие районы. Черные американцы и коренные американцы наиболее бедные. У меня сердце болит за них. Я надеюсь, что когда-нибудь я смогу внести свой вклад в дело улучшения качества жизни черных и коренных американцев.

Новая администрация Америки полна надежд. Я думаю, мы уже видим изменения, и мир скоро увидит то хорошее, что происходит в Америке.  

Еще одно, что никогда не покидает меня, это молодые девушки, приезжающие на заработки сюда.  Очень много таких молодых женщин в Нью-Йорке, Лос Анжелесе и других штатах. Некоторые из их приезжают сюда сразу после окончания средней школы. Они так молоды!  

Я мать, и у меня мурашки по коже бегут, когда я вижу этих красивых, хрупких девушек, уезжающих так далеко, чтобы помочь своим семьям. Но я хочу, чтобы вы знали, я так ими горжусь!  Я знаю, что люди в Таджикистане слышат всякого рода «легенды» об их жизни, но позвольте мне сказать вам: они настоящие героини. Они мои героини. Всякий раз, когда я вижу кого-нибудь из них, я говорю им об этом. Они помогают свои родителям, строят дома и бизнес для своих семей на родине. Они балуют своих младших братьев и сестер.

Чтобы сделать все это и обеспечить свои семьи, они ведут очень скромный образ жизни, отказываются от того, что им необходимо или того, что хотят.

Если я когда-нибудь решу построить памятник в Таджикистане, это будет памятник этой молодой женщине. Это будет самая высокая статуя, статуя очень красивой, молодой гордой женщины, смотрящей вниз на зевак с достоинством и гордостью, как бы говоря: «Вы видите мой вклад? Это сделала я и другие девушки из моего родного города…». 

Подготовила Манзума Фируз, Asia-Plus

Search